ВС РФ решил, можно ли взыскать штраф за просрочку обязательства

При просрочке обязательства штраф взысканию не подлежит

Верховный Суд Российской Федерации не поддержал выводы арбитражных судов Белгородской области по делу, в котором заказчик взыскивал штраф за просрочку исполнения сопутствующего обязательства. Как указал ВС РФ в определении от 20.12.2018 г. 310-ЭС18-13489, при просрочке исполнения обязательства уплачивается пеня, а не штраф.

Комментарий к Определению ВС РФ от 20.12.2018 г. № 310-ЭС18-13489

В рассмотренном судами деле заказчик приобретал услуги по санаторно-курортному лечению. По условиям контракта исполнитель должен был предоставить путевки в установленные контрактом сроки, но в нарушение этого условия представил их с просрочкой. Вместе с тем, услуги по контракту были оказаны.

Далее заказчик обратился в суд с требованием о взыскании штрафа в размере 10 % за нарушение этих условий контракта и суды Белгородской области иск удовлетворили, взыскав штраф с исполнителя в размере 10 %.

20.12.2018 г. ВС РФ решение нижестоящих инстанций отменил, отправил дело на новое рассмотрение, указав, что в данном деле имела места просрочка сопутствующего обязательства (по предоставлению путевок). В связи с чем, за просрочку обязательства в силу положений закона и условий контракта подлежит взысканию пеня, а не штраф.

В другом деле ВС РФ согласился с решением судов о взыскании пени и штрафа за ненадлежащее исполнение контракта. Но в нем обязательства по контракту не были выполнены.

Определение ВС РФ от 20.12.2018 г. № 310-ЭС18-13489

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2018 г. N 310-ЭС18-13489

Резолютивная часть определения объявлена 13 декабря 2018 г.

Определение изготовлено в полном объеме 20 декабря 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — судьи Самуйлова С.В.,

судей Капкаева Д.В. и Разумова И.В.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Медицинский реабилитационный центр «Сергиевские Минеральные воды» Федерального Медико-биологического агентства (Самарская обл.; далее — медицинский центр)

на решение Арбитражного суда Белгородской области от 11.10.2017, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.05.2018 по делу N А08-2558/2017

по иску государственного учреждения — Белгородского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (г. Белгород, далее — фонд) к медицинскому центру о взыскании штрафа по государственному контракту.

В заседании приняли участие представители:

медицинского центра — Башаров М.С.,

фонда — Зенов А.А., Мазников О.Л.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Самуйлова С.В., вынесшего определение от 20.11.2018 о передаче кассационной жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании, а также объяснения представителей лиц, участвующих в деле, судебная коллегия

установила:

как следует из судебных актов и материалов дела, по условиям государственного контракта от 06.04.2015 медицинский центр (исполнитель) обязался оказывать фонду (заказчику) в 2015 году услуги по санаторно-курортному лечению граждан, предоставив 20 путевок на сумму 1 108 086 руб. не позднее чем за 23 дня до начала заезда. Дата начала первого заезда установлена 29.04.2015.

По условиям контракта (пункт 6.7) за ненадлежащее исполнение медицинским центром обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения исполнителем обязательств, предусмотренных контрактом, исполнитель выплачивает заказчику штраф в размере десяти процентов цены контракта, что составляет 110 808,60 руб.

Путевки поступили в распоряжение фонда 08.04.2015, то есть с двухдневной просрочкой. Данное нарушение фонд квалифицировал как ненадлежащее исполнение обязательств и потребовал у медицинского центра выплатить указанный в пункте 6.7 контракта штраф.

Медицинский центр требование фонда не исполнил, что явилось поводом для обращения в суд с иском по настоящему делу.

Услуги по санаторно-курортному лечению граждан медицинский центр оказал. Государственный контракт исполнен, в том числе в отношении первого заезда.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 11.10.2017, оставленным без изменения постановлениями апелляционного и окружного судов от 26.12.2017 и от 23.05.2018 соответственно, иск удовлетворен: с медицинского центра взыскано 110 808,60 руб. Суды исходили из возможности взыскания как штрафа, так и пеней, так как в данном случае имело место как нарушение условий договора в целом, так и нарушение сроков исполнения обязательств.

Суды руководствовались статьями 329, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, частями 4 — 6 статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе в редакции, действовавшей на дату заключения контракта), условиями контракта, а также приняли во внимание пункт 80 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — постановление N 7) и пункт 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017 (далее — обзор судебной практики).

В кассационной жалобе медицинский центр просил судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами статьи 34 Закона N 44-ФЗ, поскольку просрочка исполнения обязательств, которая имело место, не является основанием для взыскания штрафа. Кроме того, контракт исполнен.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представители фонда настаивали на законности и обоснованности обжалованных судебных актов и просили оставить их без изменения.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Контрактная система в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается наряду с иными принципами на принципе ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд (статьи 6, 12 Закона о контрактной системе). Это обеспечивается помимо прочего установлением гражданско-правовой ответственности исполнителей услуг.

Из части 8 статьи 34 Закона о контрактной системе следует, что штраф применяется к исполнителю услуг за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения исполнителем предусмотренных контрактом обязательств.

Размер штрафа устанавливался в виде фиксированной суммы, составлявшей 10 процентов цены контракта, если она не превышала 3 000 000 рублей (пункт 4 Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, утвержденных действующим на дату заключения государственного контракта Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 N 1063).

За просрочку исполнения обязательства, предусмотренного контрактом, исполнитель подвергается ответственности в виде пени, исчисляемой от объема неисполненных обязательств и периода просрочки (часть 7 статьи 34 Закона о контрактной системе).

Обязательство по предоставлению путевок носило для исполнителя срочный характер, что следует из условий государственного контракта. Факт просрочки исполнения этого обязательства медицинский центр не оспаривал. В силу закона и условий договора, которые по существу дублировали нормативные предписания, установленные в частях 6 — 8 статьи 34 Закона о контрактной системе, просрочка исполнения обязательства не являлась основанием для взыскания штрафа, так как для этого вида нарушения установлен специальный вид ответственности — пеня.

Довод фонда о том, что ответственность в виде пени применяется лишь к просрочке исполнения основного обязательства (услуги по санаторно-курортному лечению), не подтверждает правомерность взыскания штрафа за просрочку сопутствующего обязательства (предоставление путевок), имеющего срочный характер. Условия государственного контракта и перечисленные правовые нормы однозначно указывают на то, что за просрочку исполнения обязательств штраф не начисляется.

Не имеется оснований и для вывода о том, что условиями договора или нормами закона неустойка за просрочку в предоставлении путевок сочетается в виде штрафа и пени за одно нарушение.

В пункте 36 Обзора судебной практики, на который сослались суды, рассмотрен пример применения двух видов ответственности за два нарушения: за просрочку исполнения обязательств и за неисполнение обязательства в целом. В рассматриваемом деле нарушений государственного контракта, помимо просрочки предоставления путевок, не установлено. Обязательства по государственному контракту исполнены: услуги по санаторно-курортному лечению исполнителем оказаны, а заказчиком приняты и оплачены. Контракт расторгнут по соглашению сторон в отношении объема услуг, не оказанных медицинским центром по независящим от него обстоятельствам. Следовательно, вывод судов о возможном взыскании как штрафа, так и пени применительно к установленным обстоятельствам дела неправомерен, а ссылка на Обзор судебной практики несостоятельна.

Обращаясь в арбитражный суд, фонд в качестве предмета иска обозначил привлечение медицинского центра к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания неустойки и указал основания иска — фактические обстоятельства, на которых он основывал свои требования.

По смыслу статьи 6, части 1 статьи 168, части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, которую предлагают стороны, и должен рассматривать заявленное требование по существу исходя из фактических правоотношений, определив при этом круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, а также применимые в конкретном спорном правоотношении правовые нормы.

В данном случае при доказанности факта нарушения исполнителем обязательств по государственному контракту арбитражному суду следовало самостоятельно квалифицировать допущенное нарушение; установить правильный вид неустойки, соответствующий нарушению; выяснить, подлежит ли взысканию в этом случае пеня; при допустимости взыскания пени определить ее размер (в пределах цены иска).

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов медицинского центра в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалованные судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции для установления обстоятельств, указанных в данном определении.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Арбитражного суда Белгородской области от 11.10.2017, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2017 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 23.05.2018 по делу N А08-2558/2017 отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Белгородской области.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья

С.В.САМУЙЛОВ

Судья

Д.В.КАПКАЕВ

Судья

И.В.РАЗУМОВ

Кофе-пауза: а вы пройдете тест на трезвость?

Ответы пишите в комментариях.

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.