АС СЗО за ретроактивную оговорку в закупках

АС СЗО допустил применение ст. 425 в закупках

7 июня 2018 год АС Северо-Западного округа вынес постановление, по которому признал допустимым применение 425 статьи ГК РФ в закупках для государственных / муниципальных нужд. Таким образом, суд допустил в этих отношениях распространение условий заключенного контракта на ранее возникшие между сторонами отношения.

Комментарий к Постановлению АС СЗО по делу А56-62247/2017

Такой подход можно только приветствовать. Так как он позволяет заказчикам и поставщикам использовать хорошо известные в гражданских отношениях инструменты, а именно распространять условия контрактов на фактически возникшие правоотношения, когда заключение контракта по каким-либо причинам затягивается.

На практике такое часто случается при заключении контрактов с энергоснабжающими организациями. К сожалению, регулятор и главный контролер контрактной системы выступали против применения 425 статьи ГК РФ в закупочных отношениях. Вместе с тем, их подход представляется неубедительным и в судах начала формироваться иная позиция.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.06.2018 N Ф07-4680/2018

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июня 2018 г. по делу N А56-62247/2017

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Лущаева С.В., Савицкой И.Г., при участии от Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Журавлева А.Ю. (доверенность от 25.07.2017 N 78/21822/17), от Управления Федерального казначейства по Санкт-Петербургу Ковдина Я.С. (доверенность от 10.01.2018 N 7200-17-07/187), от федерального казенного учреждения «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» Червинской А.В. (доверенность от 29.12.2017 N 43-03-21/269), рассмотрев 04.06.2018 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.11.2017 (судья Ресовская Т.М.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2018 (судьи Сомова Е.А., Протас Н.И., Юрков И.В.) по делу N А56-62247/2017,

установил:

Федеральное казенное учреждение «Центр по обеспечению деятельности Казначейства России» (место нахождения: 109240, Москва, Славянская пл., 4, стр. 1, 4 эт., ком. 2-8, 10, 12-19, 23-28, 109-117, 119-122, 122А, ОГРН 1127746046691, ИНН 7709895509; далее — ФКУ) в лице межрегионального филиала в Санкт-Петербурге обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (место нахождения: 199004, Санкт-Петербург, 4-я линия В.О., 13, лит. А, ОГРН 1027809242933, ИНН 7825413361; далее — управление, УФАС) от 23.05.2017 по делу N 11-140/17. Заявитель также просит суд обязать УФАС отозвать означенное решение, направленное в Управление Федерального казначейства по Санкт-Петербургу (далее — УФК).

Суд привлек к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, УФК (место нахождения: 197101, Санкт-Петербург, ул. Котовского, 1/10, лит. В, ОГРН 1027806893531, ИНН 7812027792).

В ходе судебного разбирательства ФКУ в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) отказалось от требований в части обязания антимонопольного органа отозвать оспариваемое решение.

Решением суда от 13.11.2017 (с учетом определения об опечатке от 09.11.2017), оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 13.02.2018, оспариваемое решение УФАС признано незаконным; в части отказа ФКУ от заявленных требований суд прекратил производство по делу на основании статьи 150 АПК РФ.

В кассационной жалобе ее податель просит (с учетом уточнения в судебном заседании) отменить судебные акты и принять по делу новое решение, ссылаясь на неправильное применение (истолкование) судами норм материального права — положений пункта 2 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статей 3, 7, 34, 94 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе, Закон N 44-ФЗ, Закон). УФАС настаивает на том, что заключенный заказчиком (ФКУ) с единственным поставщиком контракт, содержащий условие о распространении его действия на отношения сторон, возникшие до его подписания, не отвечает императивным требованиям Закона N 44-ФЗ.

В отзыве на жалобу ФКУ просит оставить ее без удовлетворения.

В судебном заседании представитель УФАС поддержал доводы жалобы, а представители ФКУ и УФК отклонили их.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела и установлено судами, межрегиональным филиалом ФКУ в Санкт-Петербурге (заказчик) 03.05.2017 на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок www.zakupki.gov.ru размещено извещение N 0872400000217000169 об осуществлении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) на оказание услуг по охране объектов при помощи пульта централизованного наблюдения; начальная (максимальная) цена государственного контракта — 87 808 руб. 40 коп.

На основании поступившей от межрегионального филиала ФКУ информации (вх. N 11589/17 от 12.05.2017) в порядке статьи 99 Закона N 44-ФЗ УФАС проведена внеплановая документарная проверка по соблюдению заказчиком законодательства о контрактной системе при осуществлении указанной закупки.

В ходе проверки управление констатировало, что государственный контракт N 154-04/2017 заключен на основании пункта 6 части 1 статьи 93 Закона о контрактной системе, а также протокол разногласий к нему, подписаны сторонами 11.05.2017. Согласно пункту 1.2 контракта срок оказания услуг по контракту: с 01.01.2017 по 31.12.2017; согласно пункту 8.1 контракта он вступает в силу с даты подписания и распространяет свое действие на отношения сторон, возникшие в период с 01.01.2017 по 31.12.2017, а в части взаиморасчетов — до полного исполнения обязательств сторонами.

Таким образом, контракт, заключенный заказчиком с единственным поставщиком (исполнителем, подрядчиком), содержит условие о распространении его действия на отношения сторон, возникшие до подписания контракта.

Решением от 23.05.2017 по делу N 11-140/17 управление признало в действиях заказчика нарушения части 1 статьи 2 Закона о контрактной системе (пункт 2 статьи 425 ГК РФ), пунктов 2 и 3 статьи 3, части 1 статьи 94 Закона (пункт 1); предписание об устранении выявленных нарушений законодательства о контрактной системе решено не выдавать, поскольку контракт заключен (пункт 2); также решено передать материалы проверки уполномоченному должностному лицу для рассмотрения вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении должностного лица заказчика и направить решение по делу N 11-140/17 в УФК для рассмотрения в пределах компетенции вопроса о наличии/отсутствии в действиях заказчика, исполнителя по контракту нарушений Закона о контрактной системе и/или КоАП (пункты 3 и 4).

Не согласившись с решением антимонопольного органа, ФКУ обратилось в арбитражный суд.

Суды двух инстанций исследовали и оценили доказательства, представленные участниками спора, их доводы, установили обстоятельства дела и указали на отсутствие у управления в данном случае правовых и фактических оснований для принятия оспариваемого решения.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств (часть 1 статьи 65, часть 5 статьи 200, части 1 — 5 статьи 71 АПК РФ), требованиям административного судопроизводства (статьи 198, 200, 201 АПК РФ).

При рассмотрении спора по существу суды учли предмет, цели и принципы правового регулирования соответствующих закупок (статьи 1, 6, 7, 8 Закона о контрактной системе), основные юридически значимые понятия (статья 3 Закона), приоритет конкурентных способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) (статья 24 Закона) наряду с допустимостью осуществления закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в случаях, определенных в статье 93 Закона.

Согласно части 1 статьи 2 Закона N 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (далее — законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок) основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из Закона о контрактной системе и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в части 1 статьи 1 Закона. Нормы права, содержащиеся в других федеральных законах и регулирующие указанные отношения, должны соответствовать Закону N 44-ФЗ.

Согласно статье 3 Закона о контрактной системе определение поставщика (подрядчика, исполнителя) — совокупность действий, которые осуществляются заказчиками в порядке, установленном Законом, начиная с размещения извещения об осуществлении закупки товара, работы, услуги для обеспечения государственных нужд (федеральных нужд, нужд субъекта Российской Федерации) или муниципальных нужд либо в установленных настоящим Федеральным законом случаях с направления приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершаются заключением контракта (пункт 2); закупка товара, работы, услуги для обеспечения государственных или муниципальных нужд (далее — закупка) — совокупность действий, осуществляемых в установленном Законом порядке заказчиком и направленных на обеспечение государственных или муниципальных нужд. Закупка начинается с определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и завершается исполнением обязательств сторонами контракта. В случае, если в соответствии с Законом не предусмотрено размещение извещения об осуществлении закупки или направление приглашения принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), закупка начинается с заключения контракта и завершается исполнением обязательств сторонами контракта (пункт 3).

В контракт включается обязательное условие о порядке и сроках оплаты товара, работы или услуги, о порядке и сроках осуществления заказчиком приемки поставленного товара, выполненной работы (ее результатов) или оказанной услуги в части соответствия их количества, комплектности, объема требованиям, установленным контрактом, а также о порядке и сроках оформления результатов такой приемки (часть 13 статьи 34 Закона).

Согласно части 1 статьи 94 Закона N 44-ФЗ исполнение контракта включает в себя комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и Законом N 44-ФЗ, в том числе: 1) приемку поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, а также отдельных этапов поставки товара, выполнения работы, оказания услуги (далее — отдельный этап исполнения контракта), предусмотренных контрактом, включая проведение в соответствии с Законом экспертизы поставленного товара, результатов выполненной работы, оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта; 2) оплату заказчиком поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта; 3) взаимодействие заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) при изменении, расторжении контракта в соответствии со статьей 95 Закона, применении мер ответственности и совершении иных действий в случае нарушения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) или заказчиком условий контракта.

В силу пункта 6 части 1 статьи 93 Закона заказчик может осуществлять у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) закупку работы или услуги, выполнение или оказание которых может осуществляться только органом исполнительной власти в соответствии с его полномочиями либо подведомственными ему государственным учреждением, государственным унитарным предприятием, соответствующие полномочия которых устанавливаются федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, законодательными актами соответствующего субъекта Российской Федерации.

При осуществлении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в случаях, предусмотренных пунктами 1 — 3, 6 — 8, 11 — 14, 16 — 19 части 1 статьи 93 Закона, заказчик размещает в единой информационной системе извещение об осуществлении такой закупки не позднее чем за пять дней до даты заключения контракта (часть 2 статьи 93 Закона).

Контракты, информация о которых не включена в реестр контрактов, не подлежат оплате, за исключением договоров, заключенных в соответствии с пунктами 4, 5, 23, 42, 44, 45, пунктом 46 (в части контрактов, заключаемых с физическими лицами) части 1 статьи 93 Закона (часть 8 статьи 103 Закона).

Вместе с тем согласно пункту 2 статьи 425 ГК РФ стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

Системное истолкование приведенных нормативных положений в сложившейся ситуации позволило судам сделать правильный вывод о том, что законодательство о контрактной системе не предусматривает запрета на применение положений пункта 2 статьи 425 ГК РФ в рамках заключения государственного контракта с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Соотношение императивных и диспозитивных начал правового регулирования закупок правильно определено судами в конкретном случае; действия заказчика не противоречат ни приведенным требованиям статей 2, 3, 34, 94, 103 Закона, ни принципам Закона.

Заказчик внес информацию о закупке в план-график 21.04.2017 с указанием о том, что планируемый срок осуществления закупки — май 2017 года; извещение о проведении закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) размещено 03.05.2017, а контракт заключен 11.05.2017, то есть после размещения извещения в единой информационной системе; в извещении о закупке заказчик указал, что срок оказания услуг по контракту: с 01.01.2017 по 31.12.2017; условия контракта, на которые ссылается УФАС, устанавливают обязанности заявителя, которые он должен выполнить после заключения контракта.

Как пояснил в ходе судебного разбирательства представитель третьего лица, приемка услуг, оказанных исполнителем по контракту, осуществлялась после заключения государственного контракта в установленном законодательстве порядке, в соответствии с условиями контракта; оплата по контракту осуществляется межрегиональным филиалом ФКУ в строгом соответствии с требованиями статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации и Порядком учета территориальными органами Федерального казначейства бюджетных и денежных обязательств получателей средств федерального бюджета, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.12.2015 N 221н. Ни приемка, ни оплата услуг не осуществлялась до заключения контракта.

Суд первой инстанции особо отметил, что по государственным контрактам, где заказчиком является получатель бюджетных средств, применение пункта 2 статьи 425 ГК РФ рассматривается в контексте исключительно государственных контрактов, заключенных с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем). Применение данной нормы связано со спецификой осуществления закупки определенных товаров, работ, услуг у ряда субъектов, обладающих соответствующими исключительными полномочиями. Закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) подразумевает, что заказчиком заключается государственный контракт с конкретным субъектом, который известен ему заранее. При этом формальную процедуру выбора поставщика (подрядчика, исполнителя) в отличие от конкурентных способов их определения заказчик не проводит (части 1 и 2 статьи 24 Закона).

Таким образом, включение в рассматриваемый государственный контракт условий о распространении на договорные отношения правила пункта 2 статьи 425 ГК РФ не умаляет принципы открытости, прозрачности информации о контрактной системе в сфере закупок, обеспечения конкуренции, профессионализма заказчиков, стимулирования инноваций, единства контрактной системы в сфере закупок, ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок.

По настоящему делу антимонопольный орган не подтвердил соответствие оспариваемого решения закону; оно нарушает права и законные интересы ФКУ в экономической сфере.

Основания для изменения либо отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют (статья 288 АПК РФ).

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.11.2017 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2018 по делу N А56-62247/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу — без удовлетворения.

Председательствующий

И.О.ПОДВАЛЬНЫЙ

Судьи

С.В.ЛУЩАЕВ

И.Г.САВИЦКАЯ

Кофе-пауза: а вы пройдете тест на трезвость?

Ответы оставляйте в комментариях ниже и будьте внимательны…

тест

Practice for TOEFL with English, baby!

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *