Неосновательное обогащение банка за выдачу БГ

Суд взыскал неосновательное обогащение за выдачу БГ с банка

Постановление 9-го ААС от 24 мая 2021 г. N 09АП-78761/2020

Победитель аукциона представил в обеспечение исполнения контракта банковскую гарантию, выданную банком Уралсиб. Заказчик ее не принял, так как срок ее действия не соответствовал требованиям закона и аукционной документации. Победитель аукциона потребовал вернуть комиссию за выдачу банковской гарантии и после его отказа обратился в суд. Суды посчитали требования обоснованными и взыскали неосновательное обогащение с банка за выдачу БГ, которая не соответствовала требованиям закона.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2021 N 09АП-78761/2020

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Петровой О.О.,

рассмотрев апелляционную жалобу ПАО «БАНК УРАЛСИБ»

на Решение Арбитражного суда г. Москвы от 21 декабря 2020 г. по делу N А40-152910/20, принятое в порядке упрощенного производства, по иску

ООО «ОЛИМП»

к ПАО «БАНК УРАЛСИБ»

о взыскании

без вызова сторон

установил:

ООО «ОЛИМП» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ПАО «БАНК УРАЛСИБ» о взыскании комиссии (вознаграждения) за выдачу банковской гарантии N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020 в размере 32 820,11 руб., комиссии (вознаграждения) за выдачу банковской гарантии N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020 в размере 10 317,58 руб.

При решении вопроса о принятии искового заявления к производству судом первой инстанции были установлены основания, предусмотренные статьей 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для рассмотрения дела в порядке упрощенного производства.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 21 декабря 2020 года по делу N А40-152910/20, принятым в соответствии с частью 1 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исковые требования ООО «ОЛИМП» были удовлетворены в полном объеме.

Ответчик обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, согласно которой просит отменить вышеуказанное решение Арбитражного суда г. Москвы и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

В обоснование апелляционной жалобы ответчик указал на неправильное применение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, а также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам.

Податель жалобы указывает, что судом первой инстанции не принял во внимание тот факт, что истец в заявлении о присоединении к Правилам предоставления ПАО «БАНК УРАЛСИБ» независимых банковских гарантий в рамках продукта «БАНКОВСКАЯ ЭКСПРСС-ГАРАНТИЯ» (далее также — Правила), выразил свое согласие со всеми положениями Договора о предоставлении банковской гарантии от 26.02.2020. В п. 9.4 Правил содержится условие, согласно которому выплаченное Гаранту вознаграждение за выдачу банковской гарантии не подлежит возвращению Принципалу. Проект банковской гарантии был направлен истцу для согласования. Истец согласовал предложенный проект банковской гарантии и оплатил вознаграждение, таким образом согласившись с установленными ПАО «БАНК УРАЛСИБ» условиями выдачи банковских гарантий. Таким образом, согласно доводам истца, условия для выплаты истцом комиссии за выдачу банковских гарантий наступили. Не вступление банковской гарантии в силу, а также отсутствие обеспечиваемой гарантией сделки, по мнению заявителя апелляционной жалобы, не порождает у истца права требования возврата уплаченной комиссии за фактически оказанную услугу — выдачу банковской гарантии. Также заявитель жалобы отмечает, что судом необоснованно сделан вывод о том, что ответчиком не понесено никаких убытков в связи с выдачей гарантии.

Дело рассмотрено без вызова лиц, участвующих в деле, в соответствии со ст. 272.1 АПК РФ. Информация о принятии апелляционной жалобы к производству размещена на официальном сайте суда www.09aas.arbitr.ru, а также в общедоступной автоматизированной информационной системе «Картотека арбитражных дел» в сети интернет — http://kad.arbitr.ru/ в режиме ограниченного доступа.

Девятый арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства и проверив все доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, не находит основания для отмены или изменения решения Арбитражного суда г. Москвы по данному делу.

Как следует из материалов дела, 26.02.2020 на основании соответствующего заявления ООО «Олимп» ПАО «БАНК УРАЛСИБ» была выдана банковская гарантия N 9991-4R1/264023 в качестве обеспечения исполнения контракта, который будет заключен с бенефициаром (министерство имущественных отношений Ставропольского края) в результате проведения закупки (предмет закупки: участие в долевом строительстве многоквартирного дома (ых) дома (ов) или жилых домов блокированной застройки в границах города-курорта Ессентуки Ставропольского края для предоставления жилых помещений детям-сиротам, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей для обеспечения нужд Ставропольского края) в соответствии с положениями Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Платежным поручением N 363 от 25.02.2020 на счет ПАО «БАНК УРАЛСИБ» были перечислены денежные средства в размере 32 820 руб. 11 коп. — комиссии (вознаграждения) за предоставление кредитной организацией банковской гарантии.

26.02.2020 на основании соответствующего заявления ООО «Олимп» ПАО «БАНК УРАЛСИБ» была выдана банковская гарантия N 9991-4R1/264025 в качестве обеспечения исполнения контракта.

Платежным поручением N 364 от 25.02.2020 на счет ПАО «БАНК УРАЛСИБ» были перечислены денежные средства в размере 10 317 руб. 58 коп. — комиссии (вознаграждения) за предоставление кредитной организацией банковской гарантии.

Письмом (исх. N 7868/04 от 13.05.2020) Министерство имущественных отношений Ставропольского края проинформировало ООО «Олимп» об отказе в принятии банковской гарантии N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020 со ссылкой на положения ч. 2 ст. 45 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Письмом (исх. N 7867/04 от 13.05.2020) Министерство имущественных отношений Ставропольского края проинформировало ООО «Олимп» об отказе в принятии банковской гарантии N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020 со ссылкой на положения ч. 2 ст. 45 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Отказ Бенефициара в принятии выданных ответчиком истцу банковских гарантий N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020 и N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020 обусловлен их несоответствием требованиям ст. 96 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Письмом (исх. N 144 от 27.05.2020) ООО «Олимп» направило в адрес ПАО «БАНК УРАЛСИБ» извещение об отказе бенефициара от заключения контракта по причине несоответствия сроков банковской гарантии требованиям законодательства.

Письмом (исх. N 145 от 27.05.2020) ООО «Олимп» направило в адрес ПАО «БАНК УРАЛСИБ» извещение об отказе бенефициара от заключения контракта по причине несоответствия сроков банковской гарантии требованиям законодательства.

В ответ на помянутые уведомления (исх. N 253 от 11.06.2020) ответчик сослался на отсутствие документов, подтверждающих отказ заказчика от принятия выданных ПАО «БАНК УРАЛСИБ» банковских гарантий N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020 и N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020.

После этого ООО «Олимп» направило в адрес ПАО «БАРЖ УРАЛСИБ» претензию с требованием в добровольном (досудебном порядке) возвратить денежные средства в размере 32 820 руб. 11 коп. — комиссии (вознаграждения) за выдачу ПАО «БАНК УРАЛСИБ» банковской гарантии N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020, поступившие на счет последнего по платежному поручению N 363 от 25.02.2020, а также денежные средства в размере 10 317 руб. 58 коп. — комиссии (вознаграждения) за выдачу ПАО «БАНК УРАЛСИБ» банковской гарантии N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020, поступившие на счет последнего по платежному поручению N 364 от 25.02.2020.

Истец полагает, что поскольку государственный контракт, в обеспечение которого ответчиком выданы банковские гарантии, заключен не был, обязательства, в обеспечение исполнения которых ответчиком выдана гарантия, не возникли, то выплаченная истцом ответчику денежная сумма вознаграждения Банка за выдачу банковской гарантии является неосновательным обогащением ответчика.

Согласно статье 368 ГК РФ в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.

Статьей 369 ГК РФ предусмотрено, что банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства). За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение.

В соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 378 ГК РФ обязательство гаранта перед бенефициаром по гарантии прекращается вследствие отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту.

По смыслу положений статьи 368 ГК РФ, пункта 8 статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности», выдача кредитной организацией банковской гарантии представляет собой банковскую операцию, то есть оказание определенного рода услуг в пользу клиента банка, за которое им выплачивается соответствующее вознаграждение в пользу банка, устанавливаемое в соответствии со статьей 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» по соглашению сторон соответствующей сделки.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Пунктом 6 части 2 статьи 45 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ) предусмотрено, что банковская гарантия должна содержать отлагательное условие, предусматривающее заключение договора предоставления банковской гарантии по обязательствам принципала, возникшим из контракта при его заключении, в случае предоставления банковской гарантии в качестве обеспечения исполнения контракта.

Из материалов дела следует, что истец был признан победителем электронного аукциона, однако государственный контракт не заключен.

Следовательно, установленном пунктом 6 части 2 статьи 45 Закона N 44-ФЗ отлагательное условие в данном случае не наступило, у истца не возникло обязанностей перед Бенефициаром, которые необходимо было обеспечить, в связи с чем риск неисполнения истцом своих обязательств по контракту не возник.

На основании условий банковской гарантии обязательства гаранта перед бенефициаром прекращаются вследствие отказа бенефициара от своих прав по означенной гарантии. При этом прекращение обязательств гаранта по данному основанию не зависит от того, возвращена ли ему Банковская гарантия.

В силу пункта 1 статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как предусмотрено пунктом 2 статьи 431 ГК РФ, если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

В пункте 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора» разъяснено, что по смыслу абзаца второго статьи 431 ГК РФ при неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон иным образом толкование условий договора осуществляется в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, профессионально осуществляющее деятельность в соответствующей сфере, требующей специальных познаний.

Суд первой инстанции, проанализировав представленные в материалы дела доказательства, в том числе условия Договора о выдаче банковской гарантии, условия Правил предоставления банковских гарантий, разработанных ответчиком, пришел к обоснованному и правомерному выводу о том, что поскольку контракт, в обеспечение исполнения которого ПАО «БАНК УРАЛСИБ» выданы банковские гарантии, не был заключен, у ответчика не возникло каких-либо обязательств, связанных с обеспечением исполнения обязательств истца, то у ответчика отпали оснований для удержания денежных средств, выплаченных истцом в счет вознаграждения за выдачу банковских гарантий.

Судом апелляционной инстанции отклоняются ссылки ответчика в апелляционной жалобе на установленный п. 9.4 Правил предоставления ПАО «Банк УРАЛСИБ» независимых банковских гарантий в рамках кредитного продукта «Банковская экспресс-гарантия» запрет на возвращение Принципалу вознаграждения за выдачу банковской гарантии, поскольку данный запрет не может отменить действие пункта 6 части 2 статьи 45 Закона N 44-ФЗ об отлагательном условии действия Банковской гарантии, которое зависит от того, будет ли заключен государственный контракт, в обеспечение которого выдана гарантия.

Кроме того, исходя из фактических обстоятельств настоящего дела, установленный Договором запрет на возврат уплаченного Принципалом вознаграждения за выдачу банковской гарантии, не имеет правового значения, с учетом того, что выданные банковские гарантии не обеспечивают никаких обязательств Принципала, и, соответственно, у Гаранта отсутствуют какие-либо обязанности, вытекающие из Гарантии.

Более того, апелляционный суд принимает во внимание, что государственный контракт между истцом и Бенефициаром, указанным в банковских гарантиях, не был заключен именно в виду несоответствия банковских гарантий требованиям Закона N 44-ФЗ.

При таких обстоятельствах удерживаемые гарантом денежные средства, уплаченные истцом за выдачу банковской гарантии N 9991-4R1/264023 от 26.02.2020 в размере 32 820,11 руб., а также за выдачу банковской гарантии N 9991-4R1/264025 от 26.02.2020 в размере 10 317,58 руб., в отсутствие обеспечиваемых данным банковскими гарантиями обязательств, в силу положений статей 1102, 1103 ГК РФ являются его неосновательным обогащением ответчика, и потому подлежат возврату.

Апелляционный суд также отмечает, что ПАО «БАНК УРАЛСИБ», в силу ст. ст. 50, 87 ГК РФ, является коммерческой организацией, которая на профессиональной основе осуществляет оказание финансовых услуг, в том числе услуг по выдаче независимых (банковских) гарантий.

Как правильно указал суд первой инстанции, Банк, являясь профессиональным участником рынка, связанного с предоставлением банковских услуг, должен был знать об обязательных законодательно установленных требованиях к выдаваемой гарантии, и в случае несоблюдения этих требований принять меры для своевременного и надлежащего устранения допущенных нарушений.

Текст спорной банковской гарантии был разработан, представлен и размещен в Реестре банковских гарантий ответчиком.

В нарушение условий соглашения о выдаче банковской гарантии, выданные ПАО «БАНК УРАЛСИБ» банковские гарантии не соответствовали требованиям Закона о контрактной системе, в связи с чем были отклонены бенефициаром в лице Министерства имущественных отношений Ставропольского края.

Таким образом, поскольку контракт не заключен, договор предоставления банковской гарантии также не заключен, банковские гарантии соответствующие требованиям Закона N 44-ФЗ, фактически не выданы, банковские услуги истцу ответчиком не оказаны.

При указанных обстоятельствах исковые требования были удовлетворены правомерно.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов решения суда первой инстанции и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта в порядке ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не допущено.

Оснований для изменения или отмены решения не имеется.

На основании вышеизложенного, и руководствуясь статьями 226 — 229, 266 — 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 21 декабря 2020 г. по делу N А40-152910/20 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

Судья

О.О.ПЕТРОВА

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.